ЕСТЬ ЛИ СТРАДАНИЯ В ЧИСТИЛИЩЕ?

В среде католиков с конца 20 века стало популярным мнение, что Чистилище – это «не страшное, а РАДОСТНОЕ и счастливое ожидание встречи с Богом; его не стоит бояться, там нет никаких страданий, подобных адским». Раз так, то гл. мотив нашей земной жизни — стремление к святости путем духовной борьбы — теряет смысл. Ведь к чему борьба, если после смерти никакие мучения в Чистилище тебя не ожидают? Конечно же, в ад данные христиане не собираются, ибо верят, что Христос их туда не допустит. Потому что как правило, верят в убийственную для духовной жизни ложь, что якобы «никакой человеческий грех не может обидеть Бога, и поскольку Он — бесконечно милосерден, то каждый человек будет неизбежно прощен Им, даже если тот добровольно и хладнокровно тяжко грешил всю жизнь, надеясь на это милосердие». Подобный, глубоко претящий словам Господа Иисуса взгляд, постепенно и неуклонно ослабляет их живую веру в Него, из-за чего человек лишается помощи Божьей в соблюдении Заповедей. И начинает нарушать их сначала в мелочах, а потом — во все более и более серьезных вещах. Ведь такой христианин верит, что грех ему не навредит (ведь якобы «Милосердие Божье и так все ему простит!»), и ведет к отрицанию существования вечного ада: «ведь в ад не попадешь (он пустой), а Чистилище — пустяки, ведь там страданий нет, и вот-вот будешь в Небе!» Через годы пребывания в таком заблуждении, у человека остается лишь внешняя имитация христианства. А чаще всего – полный отход от веры во Христа, затем – от веры в Личностного Бога, а затем – уход в любое другое около-религиозное течение чем по-приятнее и попроще – чаще всего что-либо из Нью-Эйджа (но с ежегодным посещением пасхального и рождественского богослужения в приходском храме)…
Такие ошибочные взгляды на Чистилище и милосердие Божье уже давно и широко проникли в КАТОЛИЧЕСКИЕ семинарии, университеты и факультеты Европы и Америки (в том числе и на пост-советском пространстве). Св. Папа Иоанн-Павел 2 пытался бороться с этими заблуждениями своими энцикликами, апостольск. посланиями, выступлениями. Но увы, ложь победила у большинства католиков. Неудивительно поэтому, что ежегодно в Зап.Европе исчезают десятки епархий, костелы массово распродаются, превращаются в магазины, рестораны, музеи, или сносятся; семинарии закрываются, Католическая Церковь исчезает. Данный процесс тихого уничтожения изнутри К.Церкви все больше и больше проникает в Польшу и страны к востоку от нее. Поэтому вдумчивое рассмотрение вопроса о Чистилище, будет полезным для нас и нашей Вечности. Мы примем вопрос существования Чистилища решенным, ибо он досконально изучен, доказан и подан нам как истина веры Учительством К.Церкви. Мы лишь попытаемся разобраться, обратившись вначале к Катехизису К.Ц.: в чем главная цель Чистилища, чтобы понять: 1)- есть ли там СТРАДАНИЯ? 2)- ЧТО это за страдания? 3)- от ЧЕГО зависит их тяжесть?
Катехизис Катол. Церкви о Чистилище говорит в 5-ти пунктах, из которых приведем те места, которые касаются нашей проблематики:
«Те, кто умирает в благодати и дружбе Божией, но не совершенно очищенными, хотя им и обеспечено вечное спасение, после смерти претерпевают очищение, чтобы обрести святость, необходимую для вступления в радость небесную» (п.1030). «Церковь называет Чистилищем это конечное очищение избранных, совершенно иное, нежели наказание проклятых (в аду). … [В Чистилище] существует очистительный огонь, согласно словам Того, Кто есть истина, говорящего, что если кто скажет хулу на Духа Святого, то не простится ему ни в сем веке, ни в будущем (Мф 12,31-32). Исходя из этого суждения, мы можем понять, что некоторые грехи могут быть отпущены в веке сем, а некоторые другие — в будущем» (п.1031). «…грех влечет за собой двойное последствие. Тяжкий грех лишает нас общения с Богом, и тем самым закрывает доступ к вечной жизни; лишение ее называется «вечной карой за грех». С другой стороны, любой грех, даже малый, ведет к неупорядоченной привязанности к творениям, и от этой привязанности необходимо очиститься либо на земле, либо после смерти, в состоянии, называемом Чистилищем. Это очищение освобождает от того, что называется «временной карой» за грех. Обе эти кары не должны пониматься как месть Бога, поражающая извне; ибо они вытекают из самой природы греха» (п. 1472). «Прощение греха и восстановление общения с Богом [в Таинстве исповеди] приводят к отпущению вечной кары за грех. Но остается временная кара за грех. Терпеливо перенося боль и различные испытания, а когда придет час, спокойно глядя в лицо смерти, христианин должен стараться принимать как благо эту временную кару за грех; он должен приложить все усилия, чтобы делами милосердия и любви, а также молитвой и различными делами покаяния совершенно изжить в себе «ветхого человека» и облечься в «нового человека» (п.1473). (все выделения – мои – Г.К.).
Итак, Учение Церкви утверждает: ГЛАВНОЙ ЦЕЛЬЮ Чистилища ЯВЛЯЕТСЯ ОБРЕТЕНИЕ СВЯТОСТИ через полное изжитие в себе «ветхого человека». Оно как видим, связано с:
1- отпущением грехов через претерпение кар за них и за их последствия,
2- сопровождается «очистительным огнем»;
3- Чистилище может быть пережито на земле, когда человек «перенося боль и различные испытания», принимает их как заслуженные последствия своих грехов (получив за них прощение в Таинстве исповеди).
4- все эти виды страдания никоим образом не являются местью со стороны Бога.
Стоит напомнить, что каждое положения католического вероучения – это «плод» углубленного анализа Божественного Откровения (Св.Писания и Св.Традиции), проводимом Учительством К.Церкви на протяжении многих веков. И в то же время — «плод» столь же длительной пратктической проверки результатов этого анализа. Поэтому для лучшего понимания кратко изложенного в Катехизисе Учения о Чистилище, мы предпримем несколько более развернутое теологическое рассмотрение. То есть, как бы «расшифровку» этого краткого изложения, основываясь на Св.Писании, Св.Традиции (взгляды Отцов Церкви, великих Учителей Церкви, теологов), а так же — опыте великих святых К.Церкви и ее мистиков.
1. ОБРЕТЕНИЕ СВЯТОСТИ
Итак, Катехизис учит, что главная цель Чистилища — обретение святости человеком, который ее не достиг в земной жизни. Кратко вспомним, что же такое «святость». «Церковь …учит, что наши прародители Адам и Ева были утверждены в первозданной святости и праведности. Эта благодать …была участием в Божественной жизни» (ККЦ, 375). «Первородный грех …это — лишенность первозданной святости и праведности, …человеческая природа [после грехопадения прародителей] …повреждена в своих природных силах, подвержена невежеству, страданию и власти смерти и склонна ко греху… Крещение …смывает первородный грех и возвращает человека Богу, но последствия для ослабленной и склонной ко злу природы остаются в человеке и требуют духовной борьбы [walki duchowej]» (ККЦ, 405); «Нет святости без жертв и без духовной борьбы» (ККЦ, 2015). Это положение логично вытекает из всего учения Иисуса Христа о человеческой душе, и особенно ярко выражено в Его словах: «где сокровище ваше, там и сердце ваше» (Мф 6,21), «не можете служить Богу и маммоне» (Лк 16,13); никто не может войти на пир (Царство Небесное) не в «брачных одеждах» (Мф 22,2-14); и ничто нечистое не может войти в Небо (Откр 21,27).
Итак, реальное отсутствие «первозданной святости» приводит к тому, что грешный человек не может просто так общаться с Пресвятым Богом лицом к лицу. И Свящ.Писание показывает это в многочисленных местах. Прежде всего, в Ветхом Завете, где говорится об ужасе тех, кто встретил Бога лицом к лицу: Исх 20,19; 28,35; 33,20; Лев 16,2; Суд 6,22; 1Пар 13,9-10; Ис 6,5 и во многих других местах. Подобный страх переживали и Апостолы, когда, видя Преображение Христа на горе Фавор «пали на лица свои и очень испугались», услышав голос Бога-Отца (Мф 17,6). Ветхозаветный страх от близости с Богом не является чем-то чуждым для христианина. Видение Божьего лика для человека не достигшего святости, всегда вызывает шок и страх. С одной стороны, человек жаждет припасть к Богу-Любви, а с другой – ощущает страх, осознавая себя совершенно негодным (грешным) и неспособным к бесконечной любви Бесконечно Любящего Бога. Ведь человек в земной жизни в отношении своих пороков очень часто совершенно слеп. Особенно незаметен для него недостаток в нем истинной любви (эгоизм), из чего рождаются еще более незаметные мелкие грехи и проступки. Именно эгоизм и его последствия и есть главное проявление «отсутствия святости». Причем такой человек может верить в Бога, участвовать в жизни Христовой Церкви, часто молиться, исповедоваться, стараться не допускать грехов против Заповедей Декалога. Но главную – Двойную Заповедь любви к Богу и ближнему (Мф 22,37; Мк 12,30; Лк 10,27; Ин во мн.местах), выражающую сущность святости, — считает для себя «слишком высокой» или даже «излишней», а потому – не актуальной задачей. Но Христос не мог прийти на землю, чтобы обременить нас «невыполнимой» и «слишком высокой» Заповедью Любви. Он пришел именно для того, чтобы открыть нам Небо, научить нас РЕАЛЬНОМУ пути к достижению такой любви. То есть, чтобы мы могли уже на земле начинать достигать начального уровня общения со Святым Богом лицом к лицу, чтобы уйдя в мир иной подобное общение стало способом нашего там вечного сущетвования. То есть, согласно плану Богочеловека, на земле мы должны обрести святость: «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф 5,48). Апостол Петр повторяет этот призыв: «по примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: будьте святы, потому что Я свят» (1Пет 1,15). Св. Ап. Павел согласно этому учит, что «воля Божия есть освящение ваше» (1Фес 4,3; ср. Еф 1,4). Чтобы осуществить этот план, человек должен всю земную жизнь изживать источники грехов — пороки, обучаясь по-настоящему любить Бога «всем сердцем», прежде всего — через любовь к ближнему. А это требует огромных усилий и тесного со-трудничества с Благодатью. Христос не скрывает, что это будет болезненный процесс, призывая: «входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь [вечную], и немногие находят их» (Мф 7,13). Чтобы осуществить этот путь, Он призывает к самоотречению («отвергнись самого себя», т.е. от собственного эгоизма), и призывает взять на себя крест (ср. Мф 16,24). Что очевидно не может быть безболезненным – ведь преобразование подпорченной природы неизбежно связано с болью. Апостол Павел разъясняет это так: «Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии. А если дети, то и …наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться» (Рим 8,16-17). Катехизис, подытоживая данный план Бога как главный план земной жизни, учит: «эта борьба есть подвиг обращения для достижения святости и вечной жизни, к которой Господь неустанно призывает нас» (п. 1426). Причем надо помнить, что Богу НЕ нужны наши страдания! Они – лишь следствие преодоления греховности-подпорченности нашей природы. Ведь даже серьезное лечение телесной болезни почти всегда связано с болезненными ощущениями, которые совершенно не нужны врачу-целителю. Итак, абсолютно необходимым для обретения святости является преобразование не только нашего разума (метанойа), но и всей нашей человеческой природы (метаморфоза). В противном случае, человек сразу после своей смерти становясь лицом к Лицу с Богом, неизбежно ощутит свою полную неспособность быть с Творцом в непосредственных любовных отношениях. Такой человек будет жаждать процесса дозревания своей любви к Богу до уровня любви к Нему «всем сердцем, всей душой, всем разумением своим».
Из этого следует, что человек лишь «внешним принятием искупления Христова» (как учат протестанты и согласные с ними) объективно не может стать святым, а значит – не будет способен жить в Небе лицом к лицу с Пресвятым Богом. Если же согласно Слову Божьему, человек глубоко переживет истинное покаяние, которое становится для него стилем внутренней жизни («недопустимость каждого сознательного греха») и до глубины преобразует свою жизнь по-Божьему, то тогда процесс под названием «Чистилище» ему почти не нужен. Но если процесс преобразования «грешника» в «святое дитя Божье» в земной жизни не был закончен или не начинался, а покаяние с прощением Божьим было получено, то чтобы попасть в Небо, человеку придется пройти Чистилище или как называет его К.Церковь — «процесс становления святым».
Необходимо отметить еще очень важную особенность ситуации человека после смерти. То, что она срывает абсолютно все маски, отбрасывает все земные роли, позы, земные звания и престиж. Человек становится совершенно обнаженным в правде кем он есть перед Богом — согласно Писанию: «Иисус …знал всех и не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке, ибо Сам знал, что в человеке» (Ин 2,24); «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным» (Мк 4,22); а «тогда познаю подобно как я познан [Богом]» (1Кор 13,12). И приходит тяжелое переживание, когда ТАМ человеку станет очевидным все то зло, даже неосознанно совершенное им, вся боль, нанесенная им ближним и Богу, все последствия каждого, даже самого малого греха. Усугубляет это осознание невозможность возместить ущерб так, как это было достаточно просто сделать на земле, ведь возмещение и заслуги после смерти уже невозможны…
Но возникает сомнение, а не отрицает ли идея Чистилища Божье прощение, которое мы получаем на земле, Его милосердие? Ни в коем случае. Вот что говорит об этом Откровение Ветхого Завета: Бог прощает евреям их ропот в пустыне, но при этом карает роптавших тем, что они не увидят Земли Обетованной (Чис 14,20); Книга Исход о Боге говорит, что Он «прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания» (Исх 34,7); то же — в Книге Чисел: «Господь долготерпелив и многомилостив, прощающий беззакония и преступления [и грехи], и не оставляющий без наказания» (14,18); Давид сокрушился в своем грехе убийства невинного Урия, и Бог простил ему грех, но наложил земную кару (2Цар 12,13); Псалом 98: «Господи, Боже наш! Ты внимал им; Ты был для них Богом прощающим и наказывающим за дела их» (ст.8). Конечно, эти истины несколько иначе воспринимаются новозаветным человеком, который ощущает себя так же и другом Бога: «я уже не называю вас рабами, …но Я назвал вас друзьями» (Ин 15,15). Однако даже такое — новозаветное — отношение к нам Бога не означает, что Он якобы поменял Свою природу, «заменив Свою Справедливость на Свое Милосердиее». Бог НЕИЗМЕННЫЙ, Он всегда один и тот же. И Он НЕ может противоречить Сам Себе в своем же, данном человечеству Откровении Св.Писания и Св.Традиции — как утверждают те лже-теологи, которые учат, что Бог уже якобы «отменил Свою Справедливость». Иисус Христос многократно и прямо утверждал нечто прямо противоположное; Он учил о существовании тяжкого посмертного наказания-последствия за грехи земной жизни, так называемой «геенны огненной, где будет плач и скрежет зубов». Но увы, данные слова Спасителя горе-теологи извращают своими надуманными толкованиями (наперекор 2тыс.летней Св.Традиции), чтобы оправдать свои ошибочные (еретические) идеи. Надо помнить, что Божье Милосердие по своей сути является проявлением Его Справедливости, Его Всезнания об истории КАЖДОГО человека и проявлением Его удивительного уважения к нашей свободе воли. На это указывает опыт очень большого количества великих святых и истинных мистиков, о чем мы поговорим ниже.
Подчеркнем еще раз, что христианин пребывая в Чистилище, осознает, что кара за грехи является НЕ местью Бога, но является последствием грехов и одновременно является орудием преобразования человека…
2. ОЧИЩЕНИЕ ОГНЕМ
Упоминание огня в канонах Катезизиса о Чистилище, требует особого рассмотрения.
Ветхий Завет об огне.
Комментаторы выделяют в Писании два вида огня – адский (напр. Мф 25,41), и тот, который символизирует Бога, Его чистоту или очищение. Ангелы, стоящие около Бога называются «пламенеющими» (серафимы). Когда Авраам заключал завет с Богом, Его присутствие проявлялось в виде огня (Быт 15,17). Подобное происходило при жертвоприношениях у Моисея и Аарона (Лев 9,24) и Соломона (2Пар 7,1). Моисей встречает Бога в виде огня, которым полыхает куст (Исх 3,2-4); когда израильтяне бежали из Египта, Бог шел перед ними в «столпе огненном» (Исх 13,22); при разговоре Бога с Моисеем, когда он получил Декалог, «гора же Синай вся дымилась оттого, что Господь сошел на нее в огне» (Исх 19,18). Особенное место занимают фрагменты, где огонь – символ очищения: уста Исайи были очищены огнем раскаленного угля из жертвенника (Ис 6,6); в Книге Пророка Захарии Бог говорит об остатке Израиля: «И введу эту третью часть в огонь, и расплавлю их, как плавят серебро, и очищу их, как очищают золото» (Зах 13,9); а в Книге Пророка Малахии: «Ибо Он [Бог] — как огонь расплавляющий … очистит сынов Левия и переплавит их, как золото и как серебро» (Мал 3,2).
Добавим, что идея посмертного Чистилища есть и в раввинистической традиции (с первых веков н.э.). Разные иудейские школы по-разному трактуют это состояние умерших, но там говорится о том, что не полностью справедливые и не полностью безбожные иудеи попадают на некоторое время в Геенну, чтобы очиститься «через огонь» (Tos. Sanhedrin 13;3). Подобные взгляды были у ессеев, которые верили в «печь», очищающую душу после смерти.
Новый Завет
В подобном ветхозаветному значению, огонь, символизирующий Бога в Новом Завете упоминается в сцене сошествия Духа Святого на Апостолов в день Пятидесятницы — и над каждым из них были «языки как бы огненные» (Деян 2,3); в Откровении Апостола Иоанна, Христос имел глаза «как пламень огненный» (Откр 2,14); в Послании Евреям: «будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом, потому что Бог наш есть огнь поядающий» (Евр 12,29).
Как уже упоминалось, цель очищения человека в Чистилище не связана с заданием «не попасть в ад». Цель эта неизмеримо более возвышенная – достичь вечного сожительства с Богом-Бесконечной-Любви. А величина потрясения и страха человека при встрече Бога лицом к лицу, зависит от разницы – не только между ним и Богом, но и между тем, кем этот человек является и тем, кем он мог бы быть, если бы использовал все Божьи дары, способности и возможности на земле. Именно это потрясение – по всей видимости – и имел ввиду св.Ап.Павел, когда писал:
— «каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть. У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду. А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но так, как бы из огня» (1 Кор 3,15). Обратим внимание, что данный фрагмент говорит исключительно о людях, которые будут спасены («впрочем сам спасется»), но тем не менее, тот, кто строил неправильно «потерпит урон», а его спасение произойдет «как бы из огня». Здесь огонь согласно рассмотренному выше пониманию его в Библии, является символом очищения. Об этом же говорит св. Ап. Петр:
— «дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа» (1Пет 1,7). Как и св. Иоанн Евангелист, приводящий слова Христа, который говорит об очищенном огнем золоте в аспекте духовной чистоты и святости:
— «Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей…» (Откр 3,18).
Отцы Церкви об огне Чистилища.
Приведем лишь некоторые из многих высказываний Отцов.
Ориген — комментируя приведенный выше фрагмент 1Кор 3,15, утверждал: «Бог, действительно, поядает и истребляет, но истребляет злые помыслы …греховные пожелания …по уничтожении в них всех пороков и страстей, делает [душу] чистой и достойным Себя» (O началах кн. 1, гл. 1).
Св. Августин: «Наказание было предсказано в будущем … и оно должно совершиться в огне. … Господи, очищай меня в этой жизни, и сделай, чтобы я стал таким, чтобы уже не нужно было очищающего огня» (Толкование на Псалм 36, 4/4).
Св. Григорий Великий: «Хотя эти слова [1Кор 3,15] можно понимать об огне мучений, употребляемом для нас еще в сей жизни, однако ж если кто будет понимать их и о будущем очистительном огне, должен только непременно иметь в виду то, что чрез огонь может спастись не тот, кто назидает на сем основании железо, медь или свинец, т.е. грехи важные, тягчайшие и потому неразрешимые в той жизни, но кто назидает дрова, сено, тростие, т.е. грехи маловажные и легчайшие, которые удобно может истребить огонь» (Диалоги, кн.3, гл.39).
Св. Григорий Нисский: «Если какой-либо подданый Христу-Другу не сумел очиститься от грехов в этой жизни, то после ухода из этого мира, он будет освобожден от них пламенем Чистилищного огня» (Молитва к умершим, PG 46, 524).
Св. Киприан Карфагенский (+258): «Иное дело ждать прощения, иное достигать славы; иное дело – быть посажену в темницу, не исходить оттуда, пока не отдашь до последней полушки (Мф. 5, 26), иное – тотчас получить награду веры и добродетели; иное – быв мученым за грехи долгой скорбью, очищаться от них в продолжение долгого времени, иное дело все грехи загладить страданием» (Письмо к Антониану о Корнелии и Новациане).
«Страсти Перпетуи и Фелицаты» (203 г.), где мученница Перпетуя в ночном видении видит своего умершего брата Динократа «выходящим из места мрака, где он пребывал среди многих прочих, одолеваемым жаром и жаждой, в лохмотьях и грязи… Я проснулась и поняла, что мой брат подвергается мучениям… И я молилась за него денно и нощно… В день, когда на нас надели оковы, …я увидела …Динократа чистого телом, хорошо одетого, отдохнувшего… Я проснулась и поняла, что он был освобожден от своего наказания».
Важными материальными доказательствами веры в очистительные страдания после смерти, являются надписи на надгробиях в катакомбах первых христиан – начиная со 2 века н.э. Надписи эти очень часто взывают к молитве за покоящегося тут человека: «Qui legis, ora pro me» — «Читающий это, молись за меня» (надгробие в Куме); «Tu, qui leges, ora pro me» — «Ты, который это прочитаешь, помолись за меня» (надгробие в Нарбоне). Иногда эти надписи взывали к заступничеству мучеников: «Душу Максима, охладите мученики Януарий, Агатоп и Фелициссимус». Тогда как на могилах мучеников, отдавших свои жизни за веру, просьб, подобных вышеприведенным — нет, ибо вера в их нахождение в раю была повсеместной. Выходит, что мученики своими страданиями за веру очистились, пройдя Чистилище на земле и после смерти сразу пошли в Небо — как об этом мы читали выше у Отцов Церкви.
Кроме того, помогает понять сущность очищения древняя традиция «отпущения временных кар» (odpust). Начала этой идеи, тогда еще не называемой так, уходит корнями во времена преследования первых христиан (3 в.). Те, кто из страха перед преследованиями, отрекались веры, были отлучаемы от Церкви, и должны были пройти многолетнее покаяние – от 2 до 7 лет, чтобы вернуться в нее (подобное было по отношению к тем, кто допускал прелюбодеяние или сознательное убийство, в том числе аборт). Люди, которые были наказаны подобными карами, обращались с просьбой к епископу об укорочении покаяния и даже обращались к заступничеству об этом к христианам, заточенным за веру в тюрьму и ожидающим казни. Те писали к епископу так называемые «письма мира», где брали на себя часть кары-за-покаяния просящих. Подобная практика существовала уже после окончания преследований христиан — вплоть до 10 века. И даже после ее отмены, в христианском сознании устойчиво жила мысль, что за каждый исповеданный в Таинстве исповеди грех нужно будет понести временную кару – или в жизни земной, или в Чистилище после смерти. Поэтому подобно тем «письмам мира», верующие начали обращаться к исповедникам с просьбой о заступничество (теперь уже непосредственно к Богу). Папы римские лишь утвердили эту практику в виде формы заступничества Церкви за грешника.
Великие Учители Церкви о огне Чистилища
Размер нашей публикации не позволяет привести мысли великих Учителей Католической Церкви, которые едва ли не все высказывались на данную тему. Поэтому ограничимся лишь двумя выдающимися представителями – св. Фомой Аквинским и св. Иоанном Креста.
Св. Фома Аквинский: «Целью наказания в Чистилище является прежде всего очищение от остатков греха. И поэтому Чистилищу приписывается …наказание огнем, который очищает и терзает» (S.Th., Supl., 100, 2). «Кара Чистилища двояка: … первая состоит в задержке видения Бога; вторая кара — чувств — страдание, приносимое огнем… И одна и вторая — причем даже самая малая — превышает самую большую муку этого мира. Ибо чем более чего-нибудь жаждет человек, тем более отсутствие этого становится невыносимым. Поэтому мучающая душу тоска по высшему Добру, усиливается [здесь] до самого высокого уровня. Это происходит потому что [человека] не сдерживает тяжесть тела, а так же потому что уже бы наступило время наслаждения наивысшим благом, если бы нечто не стало тому препятствием. И поэтому души эти так страдают от этой задержки. … Подобно тому, боль [там] не является раной, но «ощущением раны», поэтому она тем более болезненна, чем более чувствителен человек на такую боль. … А так как всë телесное ощущение исходит от души [т.е. душа – это адресат боли], поэтому когда нечто ранит, ударяя прямо в саму душу, это неизбежно рождает в ней самую большую боль. … И поэтому кара Чистилища как переживание вреда, и как кара чувств — превышают все страдания этого мира. … И если душа менее чувствительна, чем тело, тем не менее, она лучше познает страдание. А где больше познание страдания, там больше и боль, даже когда приносимое страдание [само по себе] меньше. … Мучительность этой кары зависит не столько от величины греха, сколько от расположения или степени чувствительности караемого. Ибо тот же самый грех вызовет более суровую кару там [в Чистилище], чем здесь [на земле]. Это подобно тому, как если [на земле] человек с более деликатной психоорганической системой — при тех же самых карах — будет страдать больше, чем тот, кто не имеет такой деликатной системы» (Сумма теологии, Supl., 100, 3).
Св. Иоанн Креста описывает процесс очищения души, проходящей «темную ночь духа» на земле, пройдя которую, ей уже не потребуется Чистилище после смерти: «Бог совершает посредством сего темного созерцания, в котором душа не только страдает от пустоты и молчания естественных ощущений, служивших ей опорой, что порождает весьма мучительное страдание, подобное тому, как если бы воздух застывал и застревал в легких, не позволяя дышать; но сие также очищает душу, уничтожая, опустошая и истощая в ней … все пристрастия и несовершенные привычки, которые она усвоила за всю жизнь; и из-за того, что они очень глубоко укоренились в субстанции души, нестерпимо тяжело отречение от них и внутренняя мука, кроме названной телесной и духовной нищеты и опустошенности» (Темная ночь, кн.2, гл.6, 5). Разъясняя это, святой пишет: «человек, оказавшийся в жаре Любви Божьей подобен куску сырого дерева, брошенного в огонь. Сначало дерево «страдает» — из него выходит пар, оно чернеет и чадит. По мере же очищения, оно поглощается огнем, очищается и раскаляется так, что начинает светить и согревать – то есть становится подобным огню. Он – причина преобразования дерева в свое подобие» (там же, кн.2, гл.10, 1).
==
Опыт великих святых мистиков К.Церкви о муках в Чистилище
Тут мы переходим к феномену «частных откровений». И хотя они не являются обязательными для принятия, тем не менее, если признаны Учительством, т.е. ни в чем не противоречат Публичному Откровению Божьему, то дают очень многое для углубления понимания Откровения. Получавшие частные откровения зачастую были теологически безграмотными людьми, но в своих свидетельствах они приводили сведения не просто гармоничные Откровению, но настолько углубляющие его понимание, что совершенно невозможно без вмешательства Бога, так как выдумки в столь сложных вопросах неизбежно порождают ошибки (ереси). А у признанных Церковью католических мистиков таковых просто не было. Количество описаний мистического опыта, связанного с видением Чистилища поистине огромно. Тут необходимо привести хотя бы очень краткое перечисление имен этих святых: Екатерина Генуэзская, Гертруда Великая, Тереза Авильская, Бригида Шведская, Вероника Джулиани; современные святые: Гемма Галгани, Фаустина Ковальска, Марта Робэн, о.Пио из Петрельчины и мн. другие. Мы приведем цитаты о Чистилище лишь нескольких святых и мистиков.
Св. Екатерина Генуэзская (+1510) – среди святых К.Церкви считается одной из наиболее осведомленной о Чистилище. Господь дал ей особый опыт многократного видения Чистилища, который она описала в «Трактате о Чистилище». Приведем некоторые цитаты из него: «Разум не в силах понять, а язык выразить, что такое Чистилище. Однако я утверждаю, что величина его кар равна адским» (разд. 10). «души в Чистилище испытывают такие страшные страдания, что не хватает слов для того, чтобы выразить их, и разума, который в состоянии был бы выработать об этом хотя бы слабое понятие, разве что особая благодать Бога позволила бы ему познать эти муки. … Источником всякого наказания является грех, будь то первородный или содеянный. Душа вышла из рук Господа чистой и праведной, свободном от всякой скверны греха, с неким благословенным тяготением к Богу. Но первородный грех … уничтожает в ней этот Божий инстинкт; к тому же присоединятся и грех содеянный, и разделение углубляется … Бог ей все меньше соответствует» (Трактат о Чистилище, разд. 3). «…между ними [душами в Чистилище] и Богом нет никакой иной преграды, кроме кары, которая отдаляет во времени абсолютное удовлетворение желания счастья. Но эти души видят совершенно отчетливо, как даже самая малая преграда задерживает исполнение их естественных желаний; этого требует непоколебимая Божественная Справедливость. Отсюда в них разгорается пламенный огонь, подобный адскому, однако разница существует: души в Чистилище не чувствуют за собой никакого тяжкого греха, — он в осужденных [в аду] является причиной их первичной воли; им Бог не дарует своей благости, потому и пожирает их непрерывное отчаяние, а их взбунтовавшаяся воля вечно противна Воле Божьей» (там же, разд. 4). «…когда душа, отделенная от тела, не видит в себе первозданной чистоты, а лишь преграды на пути соединения с Богом, которые нельзя преодолеть иначе, как только через огонь Чистилища, она бросается прямо и добровольно в этот огонь» (там же, разд. 7). «А если бы душа не могла очутиться в этом месте, предназначенном ей для очищения, в ту же минуту она сотворила бы для себя ад хуже мук Чистилища, ибо увидала бы невозможность соединения с окончательной целью — Богом, и притом по причине нераскаянных грехов. Такое состояние намного хуже мук Чистилища, более того, оно подобно Преисподней. По сути дела, как уже говорилось выше, страдания Чистилища не меньше адских» (разд. 8). «Души в Чистилище не обладают собственной свободой выбора, они не видят и не жаждут ничего иного, кроме исполнения Воли Божьей. Если молитва верующих на земле, индульгенции (отпусты) или заупокойные службы, приносимые во имя умерших, сокращают время их мук, то души, тем не менее, не могут самовольно обратиться к этим актам» (разд.15). При этом святая утверждает, что в Чистилище имеет место диалектическая ситуация: души там не только переживают жуткие страдания, но и одновременно ощущают радость: «Божья Любовь, нисходящая на душу…, приносит ей такую великую радость и удовлетворение, которое описать невозможно; однако при этом страдания вовсе не уменьшаются, поскольку они вызваны временной разлукой с Любовью, и тем острее, чем большей любовью проникнуты сами, в соответствии со способностями, дарованными по Воле Божьей. Таким образом, души в Чистилище одновременно и бесконечно радуются, и испытывают страшные муки, причем одно другому не помеха» (разд. 14). Горе-проповедников, которые хотят видеть в Чистилище лишь радость душ, св. Екатерина строго предупреждает: «О, несчастные, зачем вы позволяете ослеплять себя преходящему миру? Почему ваш взор не обращен на те мучительные проблемы, которые предстанут перед вашими глазами в минуту кончины, почему вы столь непредусмотрительны и не пытаетесь уладить конечные потребности? Вы утешаете себя верою в бесконечное Божественное Милосердие, …не замечая, что сама доброта Бога послужит вашему осуждению, ибо вы поступаете вопреки Воле добрейшего Властелина властелинов. … Знайте же хорошо, что Божья Справедливость не прощает ничего, ее необходимо так или иначе удовлетворить полностью [ср. Мф. 5, 26]. Не смей дерзко говорить: я исповедуюсь, потом постараюсь получить полную индульгенцию [отпущение]; таким образом я совершенно освобожусь от своих грехов и беспрепятственно взойду прямо на Небеса. Подумай лучше о том, что не так-то легко совершить хорошую Исповедь и покаяние, необходимое для получения полного отпущения. Если бы ты знал, как это тяжело, ты дрожал бы от страха и был бы скорее уверен в том, что не получишь (полного) отпущения, чем пребывал в уверенности, что можешь его получить» (разд.17).
Св. Фаустина Ковальска (+1938). В своем Дневничке она так описывает Чистилище: «я оказалась в мглистом месте, полном огня, в котором было множество страдающих душ. Души горячо молились, но без каких-либо последствий для себя — только мы можем прийти к ним на помощь. Пламя, обжигавшее их, не достигало меня. Мой Ангел-Хранитель не покидал меня ни на миг. Я спросила у этих душ, от чего они больше всего страдают, и они единодушно ответили, что наибольшее их страдание – тоска по Богу. …Мы вышли из дверей этой мучительной тюрьмы. [Я услышала внутренний голос], который мне сказал: Мое Милосердие не хочет этого, но правосудие [в тексте оригинала: sprawiedliwość — справедливость] требует. С тех пор я теснее общаюсь со страдающими душами» (Дневничок, 20). Иисус как-то сказал Фаустине: «»Ты заслуживаешь одного дня пламени в Чистилище». Я хотела немедленно броситься в огонь Чистилища, но Иисус удержал меня и произнес: Что ты хочешь — сейчас страдать один день, или короткое время [выходило — 10 лет] на земле? Я ответила: «Иисус, я хочу страдать в Чистилище и готова терпеть на земле наистрашнейшие муки вплоть до конца света». Иисус сказал: Достаточно чего-то одного» (там же, 36). «Я стала просить Бога, чтобы Он послал мне все мучения ада, любые страдания, какие Он захочет — и за это просила об избавлении того священника, о спасении его от угрожающего [смертного] греха. Иисус выслушал мою просьбу, и в какой-то миг я почувствовала на голове терновый венец. Шипы этого венца впивались до самого мозга. Продолжалось это три часа, и слуга Божий освободился от греха» (41). «Иисус желает, чтобы это [сэкономленное] время я направила на молитвы за отпущение грехов душам, страдающим в Чистилище» (274). Как-то «…ко мне пришла одна из умерших сестер, попросила меня один день поститься и все упражнения этого дня жертвовать за нее, и я согласилась. На другой день …во время Святой Мессы я некоторое время переживала ее страдание, я ощущала в душе такую сильную жажду Бога, что мне казалось — я умираю от желания соединиться с Ним» (1187). «[избранная Богом] душа узнает об этом призвании, поскольку Бог дает ей это внутренне понять, но она может за этим последовать, а может и нет; …но в Чистилище есть место, где душа будет расплачиваться с Богом за такого рода провинности; это одно из тяжелейших мучений. Душа, особенно отмеченная Богом, будет выделяться повсюду — как на Небе, так и в Чистилище и в аду. В Небе она будет выделяться среди других душ большей славой, светом и более глубоким познанием Бога; в Чистилище — более глубоким страданием, поскольку она глубже знает и больше желает Бога; в аду — будет страдать больше, чем другие души, поскольку глубже знает, Кого она потеряла; печать исключительной любви Божией на ней не сгладится» (1557). Христос как-то сказал нашей святой: «Существует одна цена, которой искупаются души — это страдание, соединенное с Моим страданием на кресте. Чистая любовь понимает эти слова, плотская любовь их никогда не поймет» (324). «Через страдание душа уподобляется Спасителю, в страдании кристаллизуется любовь. Чем больше страдание, тем чище становится любовь» (57) «Страдание — величайшее сокровище на земле — оно очищает душу. Истинная любовь измеряется термометром страданий» (342).
Св. о.Пио (+1968). Об общении этого величайшего святого мистика с душами в Чистилище написано множество книг. Ввиду ограниченности места, упомянем лишь одну из них, авторства известного итальянского священника Marcello Stanzione «Ojciec Pio i dusze czyśćcowe» (2012). Когда св.отца Пио спросили, что он думает о душах в чистилище, тот ответил: «Если бы Господь позволил душе там находящейся войти в самый сильное пламя, какое только может быть на этой земле, то это было бы для нее подобным вхождению из горячей воды в холодную». Одна женщина из города Теригноли в провинции Фоджия, где находился монастырь о.Пио, однажды спросила: «отец, а Вы можете описать Чистилище?». Он тут же ответил: «Дочь моя, души в чистилище желали бы броситься в земной огонь, что было бы для них тем же, что броситься в источник свежей воды». Многие свидетели описывали свидетельства о.Пио о душах священников и монахов, которые приходили к нему из Чистилища, прося о молитвенной помощи, признаваясь, что за халатность в исполнении своих духовных обязанностей они вынуждены десятилетиями испытывать страдания в Чистилище.
Подобные свидетельства оставила слуга Божия Марта Робэн (+1981) – величайшая французская мистичка современности, которая не принимала пищи (кроме еженедельной Евхаристии) и не спала более 50 лет, будучи болезнью прикованной к постели. Она своими страданиями (каждую неделю – с вечера четверга до воскресного утра переживая жуткие физические и душевные страдания вместе со Христом), помогала не только душам в Чистилище, но и людям на земле.
Польская мистичка Фулла Хорак (1909-1993) оставила о Чистилище крайне интересную информацию, которую сообщили ей ее святые заступники во время своих визитов. В этом сжатом повествовании нет ни одной вероучительной ошибки. Фулла писала: «Чистилище — это нечто совершенно иное и много страшнее, чем все то, что можно о нем сказать, не глядя на то, говорится это о решетке, смоле или огне, или о духовных мучениях души, томящейся по Богу. … Разнообразие этих мучений безчисленно и необъятно для понимания, поскольку каждая вина имеет свой эквивалент в страдании. Самой страшной мукой для души является тоска по Богу, которая ощущается постоянно, за исключением того периода, который души пребывают в некоторых Кругах Чистилища, где невозможность мысленного обращения к Богу является самой тяжкой мукой этого Круга. Впрочем, во всех других Кругах душа рвется вверх, к свету, к Богу и страдает из-за невозможности приблизиться к Нему вследствие своих, пока еще неискупленных вин. Ни одна жажда человеческого сердца не может сравниться с той жаждой возвращения к своему Творцу и Господу — бессмертной души, [уже о Нем] знающей и освобожденной от тесноты телесных чувств. Бог притягивает ее к себе как огромный, очень сильный магнит, лишающий ее сил. Тоска по Богу является чем-то, от чего душа не может освободиться, подобно слепым, безвольным опилкам металла, которые не могут перестать рваться к притягивающим их полюсам [магнита]. Эта тоска является как бы фоном, на котором рисуются узоры и зигзаги страданий, мук и состояний кающейся души. … Чистилище состоит из бесчисленных и разнообразнейших Кругов. Некоторые, такие как Круг Голода, Страха, Ужаса, Огорчений — я знаю лишь по названию. О других немало знаю от моих Святых Заступников. Говоря [далее] о Чистилище, я не буду говорить о мучениях тоски по Богу, поскольку эта тоска — основное состояние каящейся там души. Могло бы казаться, что входя во все более высокие Круги очищения, все более приближаясь к Предвечному Свету, мучение тоски должно ослабевать перед лицом надежды своего скорого успокоения. Нет! Именно вблизи этого Света, в душе усиливается напряжение одного лишь стремления слияния с ним. Свет этот рвет ее к себе с непостижимой силой так, что в последнем Кругу Чистилища, где кроме ожидания уже нет никаких страданий, тоска по Богу доходит до своей высшей интенсивности» (Fulla Horak, Święta Pani, Wrocław, 1999, str. 158-159). Далее Фулла Хорак дает описание различных Кругов Чистилища, которые соответствуют всем человеческим порокам и грехам, и где душа должна очиститься от них, чтобы постепенно переходя из одного Круга в другой, приближаться к состоянию, в котором уже будет способна попасть в Небо. Читая это, видна удивительная гармония со всем учением Христа и следующим из него вероучением Католической Церкви (эсхатологии).
Еще одним известным специалистом в сфере Чистилища, является немецкая католичка Мария Симма (ум. 2004). Ей в течении 60 лет периодически являлись души умерших из Чистилища, прося о помощь молитвой и страданием за них. Многочисленные проверки достоверности показали истинность того, с чем сталкивалась Мария. А ее физические страдания за конкретные души в Чистилище достоверно доказаны. Все то, о чем рассказывала Симма ни в чем не противоречит католической эсхатологии, как и вышеприведенным свидетельствам великих святых. Мария Симма пишет: «Души из Чистилища просили меня, чтобы я приняля на себя страдания за них. Это были тяжкие страдания». Когда одна душа попросила Марию о страдания в течении 3-х часов, чтобы уменьшить ее страдания в Чистилище на 20 лет, та согласилась. «Меня тут же охватили такие страшные страдания, — пишет далее Мария Симма, — что я едва помнила где нахожусь и лишь оставалось осознание, что я приняла эти страдания как покаяние за душу из Чистилища, и что это будет продолжаться три часа. Мне же казалось, что это время уже давно прошло, что прошло уже как минимум две или три недели. Такое происходило часто, когда [для помощи душе] требовалось 5 минут моих страданий, но каким же длительным мне казалось это время» (Maria Simma, «Moje przeżycia z Duszami Czyśćcowymi», 2014, str. …)
И еще один удивительный опыт страданий душ в Чистилище дает нам одна современная мистичка Натуцца Эволо. Вот лишь одно из очень многих ее свидетельств: «Страдания Чистилища — не глядя на облегчение, которое мне давал Ангел-Хранитель — бывают очень тяжкими. … Однажды Натуцца увидела душу, которую спросила где она находится. Умерший сказал, что находится в пламени Чистилища. Та, видя эту душу радостной и спокойной, — сказала, что он ее обманывает. В ответ умерший утверждал, что пламя Чистилища он носит с собой везде, куда бы не направился. И в момент, когда это скзал, Натуцца увидела пламя, окружавшее эту душу. Будучи убеждена, что она видит галлюцинацию, Натуцца приблизилась к умершему и была охвачена исходящим от него жаром, который вызвал болезненные ожоги ее рта и горла. В последющие сорок дней, мистичка имела серьезные проблемы с приемом пищи, и вынуждена была обратиться за помощью к врачу.» (M.Stanzione, Natuzza Evolo. Spotkania stygmatyczki z aniołami i duszami czyśćcowymi, 2016)
Доводы разума о очищении души в Чистилище
Чтобы лучше понять особенности состояния, называемого Чистилищем, очень важно помнить, что человек способен переживать чисто душевную (духовную) боль, которая совершенно не связана с телом. Ученые, изучая такую боль выяснили, что при ней мозг может возбуждаться в еще большей степени, чем при телесной боли. Сама душевная боль – явление глубоко человеческое, причем оно может быть совершенно не связанным с болью, порождаемой телом.
Понять процесс прохождения Чистилища помогает такая аналогия. Представьте себе, что вы должны явиться к самому любимому и уважаемому вами человеку на земле. А у вас – течет из носа, волосы грязные, растрепанные и жирные, на лице грязь и прыщи, руки грязные, ногти черные, от вас разит потом, одежда грязная и запачканная. Что в таком случае делает человек, чтобы приблизиться к самому уважаемому им на земле человеку? Нет, он не выйдет на встречу в таком виде, для него это будет совершенно неприемлемо. Он вначале приведет себя в порядок: вымоется, вычистит нос, лицо, волосы, причешится, оденется в чистую одежду, и лишь потом выйти на встречу. Да, пока человек будет приводить себя в порядок, его будет пожирать-мучить тоска по любимому, но он будет терпеливо стараться подготовить себя для достойной встречи. И именно подобная, но не внешне-телесная, а внутренне-духовная подготовка, но уже не для внешней и однократной, а для неоканчиваемой, Вечной Встречи и пребывания с Великим Богом — и есть Чистилище. Или еще одна аналогия, уже более близкая. Представьте ситуацию когда вы должны стать лицом к лицу с близким человеком, которому вы многим обязаны, но из слабости были наделали ему гадостей, а тот простил вас. Внешне все вроде бы хорошо, но как вам глядеть ему в глаза, когда вы не возместили ему ущерб? Хочется провалиться сквозь землю от стыда и осознания зла, сделанного вами невинному и так доброму к вам, тем более стоя перед его взглядом. Вот и Чистилище – это не приговор разгневанного Бога (см. выше цитату из п. 1472 ККЦ), а жажда очиститься перед встречей со Святым Святых, и сам процесс мучительного очищения-подготовки к такой встрече…
—————
Автор подборки — Крижевский Г.А., 2023